Информационно-аналитический центр "Ракурс"
 

№189 Август 2016

№ 102

Независимая правозащитная газета Учредитель - Дагестанская региональная общественная организация Информационно-аналитический Центр «Ракурс», г. Махачкала.

Скачать полную версию в pdf-формате.

 

Дагестан – триггер российской государственности

С 25 по 26 августа в Дагестане состоится громкое событие – РИФ.Кавказ-2016 – интернет-форум, который в третий раз соберет ведущих деятелей в области интернет-отрасли на берегу Каспийского моря. О том, чему научит форум пользователей «всемирной паутины», в интервью пресс-центру «РИФ.Кавказ» рассказал почетный гость форума, член Общественной палаты РФ, член Комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений В. Коровин.

- Валерий Михайлович, вы выступаете на РИФ.Кавказ уже не в первый раз. О чем Вы планируете рассказать в этом году?

- Предполагаю изложить свои взгляды на проблему пропаганды экстремизма и вовлечения в террористические сети наподобие ИГИЛ (запрещенная в России организация – ред.) в интернете, предложить системные способы противодействия расползанию идей экстремистов, выработке идейной и системной альтернативы структурам исламистов – представителей нетрадиционного, сектантского, политического ислама. Также думаю затронуть вопрос увязки проблемы оттока русского населения с территории Северного Кавказа с вопросами как дестабилизации региона в целом, так и падения уровня социально-экономического развития СКФО.

- Вы предложили провести на конференции секцию «СМИ и цензура». Какие проблемы Вы отметили в этом направлении?

- На мой взгляд, нынешнее российское телевидение в значительной степени унаследовало все те пороки, которые были присущи периоду становления постсоветского телевидения как такового в 90-х годах. Особенно это касается федеральных каналов, которые сделали ставку на наживу, усиление и развитие коммерческой составляющей в ущерб содержанию и сохранению достаточного уровня морали, не говоря уже о развитии. В результате для достижения максимального коммерческого эффекта многие российские каналы эксплуатируют самые низменные инстинкты, свойственные обществу, находящемуся в состоянии морального и нравственного разложения. И если для одной части населения России – особенно это касается крупных городов центральной России – такой низкий уровень морали, к сожалению, стал уже практически нормой, то в аграрной среде или в таких традиционалистских регионах, как Северный Кавказ, это вызывает шок.

Большинство транслируемых, особенно т.н. развлекательных программ, их содержание, их настрой серьезно диссонируют с тем все еще достаточно высоким уровнем нравственности, который до сих пор присущ регионам Северного Кавказа. Ну и, конечно, в наибольшей степени от этого потока грязи и разврата страдают дети, которым свойственно воспринимать информацию некритично, принимать многие вещи «на веру». У детей до определенного возраста отсутствует устойчивая модель критериев, с помощью которой они могли бы квалифицировать получаемую информацию, разделяя ее на плохую и хорошую, полезную и вредную. Ребенок не в состоянии сам обезопасить себя. Мало того, многие элементы порока, низменных инстинктов, аморального поведения закладываются в подсознание только лишь формирующейся личности, и раз это идет по легальным, открытым каналам эфирного телевидения – значит, это нормативно, разрешено и полезно для восприятия.

К сожалению, в таком же ключе мыслят и многие родители, оставляя своих детей, порой на многие часы, наедине с телевизором, поглощенные житейскими заботами и личными делами. Не удивительно, что после просмотра большинства российский каналов, а также тех зарубежных каналов, которые транслируются в спутниковых сетях, ребенок очень быстро расширяет для себя границы дозволенного, переосмысляет окружающую его реальность, становится грубым, злым, агрессивным, неуважительным к родителям, старшим, традиции, морали. Родителям же в итоге остается лишь удивляться, как в их с виду благополучной, и вполне нормативной семье вырос «такой» ребенок, когда он успел набраться «таких» взглядов и сформировать систему «подобных суждений».

Являясь средством действительно массовой информации, а зачастую и пропаганды, федеральные каналы должны осознавать ответственность за формирование системы взглядов и ценностных суждений целых поколений молодых людей. По сути, руководство федеральных каналов, понимая ответственность за воспитание поколений, должно определить ту грань, которая лежит между экономической выгодой и нравственным состоянием общества. А так как перед деньгами устоять очень трудно, то в ситуацию с формированием контента, особенно на федеральных каналах, которые часто датируются государством, должно вмешаться само государство, ограничивая определенным образом вседозволенность вещания ради извлечения максимальной выгоды.

Вопрос должен быть поставлен очень жестко – либо безудержная, не ограниченная моралью нажива, с последующим вытеснением в платные спутниковые подписки, либо сохранение федерального статуса, но под присмотром государственных контролирующих органов. В советские времена это называлось цензурой, которая при этом была основана на идеологическом контроле. Сегодня, во времена полной безыдейности, такой контроль за неимением идеологии будет в любом случае более мягким и невнятным, ограничивающим если не содержательную, то хотя бы моральную распущенность большинства российских телеканалов.

- Считаете ли Вы адекватным в текущей ситуации российский закон о СМИ?

- Основная часть закона РФ «О средствах массовой информации» была написана и утверждена еще в 1991 году, в момент, когда российская власть и общество впали в другую крайность, относительно той системы запретов и ограничений, которая была свойственна советскому периоду. Тогда казалось, что главное – все разрешить, а так называемая «невидимая рука рынка» расставит все на свои места. Что же касается аморальности и разложения, то тогда наше общество – достаточно высоко образованное, высокоморальное и склонное к самоограничению на основе внутреннего закона, находилось под воздействием химеры о том, что каждый сознательный человек сам определит, что ему смотреть, а что нет, что полезно, а что не полезно.

Несколько «детсадовское» сознание постсоветского общества, развивавшееся в тепличных условиях «дисциплинарного санатория» советского государства под присмотром цензоров и взрослых, «понимающих» надзирателей, находилось в состоянии эйфории от нежданно свалившихся на нас свобод. Казалось, что можно «все попробовать» и нам ничего не будет. Последствия этого социального эксперимента, как мы понимаем сейчас, спустя четверть века, оказались довольно тяжкими. Массы разлагаются с удовольствием, ибо разлагаться легко и приятно, в отличие от необходимости прилагать усилия для внутренней работы, направленной на самоограничение. В какой-то момент мы упали на такое моральное дно, что казалось, что оттуда уже не выбраться. И значительной виной тому разложению, во власти которого мы оказались, являются те законы, которые писались либерал-реформаторами в начале 90-х. И, в первую очередь, это, конечно же, касается закона о СМИ, давно не отвечающего тем запросам, тому настрою нашего общества, который мы наблюдаем сейчас.

- Каково геополитическое значение Дагестана для России?

- Дагестан, с одной стороны, является образцом сосуществования народов, этносов, традиций, культур и религий, представляя собой эталон имперского стратегического единства многообразий – сухопутную империю в миниатюре, ее мини-модель. Но, с другой стороны, вполне может стать центром дестабилизации, расшатывания ситуации, источником распада. Таким образом, Дагестан – это в какой-то степени триггер российской государственности, развилка развития событий либо по пути укрепления и стабилизации, либо по пути расшатывания и распада. Первый сценарий гарантирован традицией, ее соблюдением и развитием, второй – провоцируется нетрадиционными формами ислама – исламизмом, сектантством, западными и либеральными ценностями, разлагающими любое общество. В этом смысле от стойкости жителей Дагестана перед привнесенными извне вирусными угрозами зависит целостность всей России. В любом случае, традиция – наше решение. И от ее сохранения зависит наше будущее.

 

Печатается с сокращениями.