Информационно-аналитический центр "Ракурс"
 

№189 Август 2016

№ 102

Независимая правозащитная газета Учредитель - Дагестанская региональная общественная организация Информационно-аналитический Центр «Ракурс», г. Махачкала.

Скачать полную версию в pdf-формате.

 

Путешествие эсперантиста. Часть 4

Лион

На вокзале Дижона выясняется, что часть поездов, в том числе и мой, из-за забастовок отменены. (Манон о забастовках: «Мы не позволим им (очевидно, правительству) манипулировать нами!»). Но зато на двадцать минут раньше отправляется другой. Повезло, что мы пришли чуть раньше! «Манон, ты только предупреди лионцев, что я приеду другим поездом» - «Разумеется», - говорит она.

И вот я в Лионе. На перроне меня никто не встретил, спускаюсь в зал, жду у эскалаторов. Никого! Вижу надпись – «Место для встреч», перехожу к нему. Никого! Звоню по номеру ответственного за мое пребывание в Лионе. Автоответчик! Заметив мой растерянный вид, представитель железной дороги спрашивает, может ли он помочь мне. Целая группа сотрудников в униформе с планшетами в руках помогает пассажирам, у которых возникают проблемы. Мой опекун звонит по нескольким телефонам этого друга – по всем отвечает автомат. Мне остается только оставить сообщение, что я жду его у зала информации. Ожидание затягивается. Время от времени появляется «ангел-хранитель» пассажиров и спрашивает: «Как? Вас еще не нашли?», и снова пытается дозвониться. В конце концов я захожу в службу «СОС-вояж» - еще одна служба помощи пассажирам! Тот же эффект – автоответчик. И тут меня осеняет – «А давайте позвоним в Дижон!». И я говорю Манон, что меня не встретили. Манон говорит: «О›кей, сейчас попробую найти кого-нибудь другого». 

Переговоры кончились тем, что в службу спасения позвонил лионский эсперантист, который попросил сотрудницу службы сопроводить меня до такси и сказать таксисту адрес ресторана, в котором меня ждут.

Я рассказываю об этом подробно, дабы показать уровень заботы о пассажирах во Франции. Сомневаюсь, чтобы на вокзалах, скажем, Москвы вот так же подходили бы, спрашивали о проблемах, звонили бы повсюду…

Минут через 15 меня встречают у ресторана старинный знакомый еще по Клермон-Феррану Эжен и еще трое. Оказалось, что они встречали два других поезда, а потом Эжен сказал: «Ну, Абдурахман опытный путешественник, он выкрутится». 

Но вот Лион. Меня гостеприимно принимают Эжен с супругой. Они переехали из Клермон-Феррана, у них замечательная квартира в ухоженном дворе, который утопает в зелени и цветах.

Началось, как всегда, с экскурсий по городу. И город стоит того! На мой взгляд, это один из красивейших городов Франции и Европы. Мы встречаемся с другими лионскими эсперантистами у Базилики Нотр-Дам-де-Фурвьер – одной из главных достопримечательностей Лиона. Она поражает богатым убранством, всюду золото. В нижней крипте по всему периметру - статуи Богоматери - подарки из самых разных стран мира. С площадки рядом с Базиликой открывается вид на весь город, и мне показывают и рассказывают…

Когда-то, на заре новой эры, Лион был столицей Галлии, важным римским укреплением, и, кстати, родиной двух римских императоров – Клавдия и Каракаллы. В средние века он переходил к Германской империи, был поделен на две части, и граница проходила по реке Сона. 

С удивлением узнал, что на Втором Лионском соборе в 1274 году обсуждалось воссоединение с православной церковью. История могла пойти иным путем…

Но его история и так весьма богата событиями. Возрождение и просветительство (кстати, первая французская книга была напечатана в Лионе в 1470 году), богатство и нищета. Город то возносился, то испытывал беды – пожары, наводнения, чума, Столетняя война, восстания и революции. В эпоху Возрождения город получил монополию на производство и продажу шелка, благодаря чему начался рост производства и к XIX веку город стал важным индустриальным центром. С шелком связаны и знаменитые восстания лионских ткачей 1831 и 1834 гг. Лозунгом восстания стали слова «Жить, работая, или умереть, сражаясь!» 

Мы идем к римскому амфитеатру. Он вмещал сто тысяч зрителей! Не зря сохранился в истории лозунг: «Хлеба и зрелищ!» - зрелища ценились столь же высоко, как хлеб… (Кстати, к еде в Лионе требования весьма высоки – это город гурманов). В одном из его уголков, точнее, на малой арене, шла репетиция спектакля. По дороге какой-то тип, услышав, что мы говорим на Эсперанто, стал возмущаться, что, дескать, во Франции надо говорить на французском (ага, знакомые отголоски - «заставьте мир говорить по-английски», «Германия превыше всего», «Москва для москвичей, Россия для русских»…). Мы посмеялись и согласились, что в каждом городе должен быть свой городской сумасшедший.

Мы спустились по старинной живописной улочке к знаменитому кукольному театру Гиньоль (это в котором были всемирно известные персонажи Гиньоль - образ лионского ткача, символ Лиона, Полишинель, Ньяфрон, друг Гиньоля, большой любитель вина, жандарм Флажоле, судья ле Байи и другие). На зданиях вокруг – сценки из кукольных спектаклей. Кстати, в Лионе немало домов с прекрасно расписанными стенами. Особенно поражает дом, на фасаде которого изображен целый квартал, и изображен весьма натурально, так, что и не сразу поймешь, где нарисованное окно, а где – реальное.

Мы пообедали в милом ресторанчике в этом кукольном квартале. Я вежливо отказался от улиток, но одну все же рискнул попробовать. Ну, мясо как мясо…

Затем была встреча в Эсперанто-клубе, мы говорили на общие темы – о Франции и о России, о мире, об Эсперанто-движении.

И снова экскурсия! Мы гуляли по старинной части города с удивительными средневековыми двориками. Некоторые дворы были проходными, но об этом никогда не догадаешься – снаружи обычная дверь. Это т.н. трабули. (Трабуль означает «сквозной проход»). Секреты этих дворов знали участники Сопротивления, и это помогало им уходить от преследования во время войны.

На полуострове в центре – площадь Белькур, мэрия, Опера и театр Селестен – красивейшие здания. Как и на площади Правительства, да и во всем старом городе.

Мы прокатились на туристском пароходике по реке, по берегам которой открывались живописны виды. На пароходике мы прибыли в новую часть города, там, где сливаются реки Рона и Сона, ультрасовременную, в которой дома поражали буйством архитектурной фантазии. В этой же части расположен музей современного искусства в стиле модерн. Жаль, в тот день он был закрыт…

В этом городе старинное удивительным образом сосуществует с современным, здесь так же, как в Лилле, поезда в метро ходят без машинистов (и без шума, что особенно приятно).

Вечером я выступал в Центре, демонстрировал фотографии, фильмы и свою небольшую передвижную экспозицию – альбомы, изделия дагестанских мастеров. 

А на другой день мы побывали на даче у одного из эсперантистов. У него в саду произрастало немало экзотических растений, в том числе бамбуковая роща. В саду, при свете фонарей, мы праздновали встречу, и звучали песни под гитару, и тут выяснилось, что у Эжена – юбилей, ему исполнилось 80! Никогда бы не поверил – на вид ему где-то 55, максимум – 60, он неутомим во время прогулок по городу. Кажется, он и сам в это не верит, отмахивается от поздравлений, и долго отказывается от моего унцукульского подарка.

На следующий день – прощальный обед в знаменитом пивном ресторане, и автобус уносит меня в Альпы.

 

Абдурахман Юнусов

Бельгия-Люксембург-Франция