Информационно-аналитический центр "Ракурс"
 

№187 Июль 2016

№ 102

Независимая правозащитная газета Учредитель - Дагестанская региональная общественная организация Информационно-аналитический Центр «Ракурс», г. Махачкала.

Скачать полную версию в pdf-формате.

 

Максим Шевченко: Пора дать слово дагестанскому народу

 «Если удастся изменить ситуацию в самом сложном регионе, то и во всей стране это удастся»

Пресс-конференция члена Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Максима Шевченко прошла 12 июля в редакции издания «Новое дело». Главный редактор КАВПОЛИТа объяснил, почему он решил выдвинуть свою кандидатуру в Дагестане, а также остановился на наиболее важных, на его взгляд, проблемах республики. 
 
«Так дальше жить нельзя»
Максим Шевченко начал пресс-конференцию с объяснений, почему он решил выдвинуть свою кандидатуру в депутаты Государственной думы по южному избирательному округу Дагестана.
По его словам, он не ищет легких путей и считает, что нечестно было вы выдвигать свою кандидатуру, например, от северного Дагестана, где проживает много русских граждан и где у него больше шансов на победу.
- Я давно уже связан с Дагестаном. И Дагестан для меня не является какой-то непонятной и чужой территорией. Это часть моей страны, и здесь похоронены многие мои друзья. Они были прекрасными, выдающимися людьми, могли принести огромную пользу своему народу, но были убиты, – отметил Шевченко.
Дагестан для меня не является какой-то непонятной и чужой территорией
– Я не сторонник каких-либо политических форматов и долгое время не хотел баллотироваться. Но сейчас избирательное право дает нам возможность самому выдвигаться и получать поддержку народа. На мой взгляд, это дает совершенно другой политический статус. И после долгих размышлений я решил использовать эту возможность.
Толчком к участию в выборах для меня была поездка в составе Совета по правам человека при президенте Российской Федерации по Северному Кавказу и, в частности, по Дагестану.
Я увидел, что никаких изменений за долгие годы тут не произошло. Стоят те же взорванные дома в селе Гимры, и никто не собирается их восстанавливать. Тот же самый поселок Временный, который опутан колючей проволокой, и его жителям никто не хочет помогать. Те же несчастные люди, которых поставили на учет, вплоть до младенцев, у каждого из них есть номера, будто это какое-то гетто или концлагерь.
Наблюдать за этим для меня как российского гражданина, журналиста и просто человека унизительно. И так дальше жить нельзя.
По словам Шевченко, за его выдвижением не стоят никакие политические силы и элиты. И если дагестанцы посчитают его достойным, то он намерен стать народным депутатом:
«Я долго не мог прийти к этому решению. Хочу сказать, что меня никто не подталкивал к этому. За моей спиной нет никаких олигархов, никакая партия меня не использует. Я представитель народа, который стал мне родным и близким.
Была масса предложений от разных партий возглавить списки. Но, к сожалению, любая партия в России, даже оппозиционная – это не представительство народа, а представительство определенной группы элит. А мне так надоели эти «элитные игры» в стране. 
За моей спиной нет никаких олигархов, никакая партия меня не использует
Я всегда был и остаюсь сторонником прямой народной демократии. И считаю, что давно пора дать слово народу России.
Конечно же, желаю успехов моим друзьям и коллегам, которые связывают свое депутатское будущее с партиями. Но я решил получить поддержку народа и быть народным кандидатом. Если дагестанцы окажут мне уважение и выберут депутатом, то я обязуюсь проводить больше времени здесь, нежели в Москве».
 
«Свободный выбор возможен»
Правозащитник признался, что законные способы борьбы за права человека больше не приносят результата. Журналистов, кричащих о произволе властей, перестали слушать, а правозащитников не воспринимают всерьез.
Шевченко считает, что настало время попытаться изменить ситуацию к лучшему в регионе другим путем. Но, чтобы начать борьбу, ему необходима помощь и поддержка дагестанцев.
-  Сколько бы мы ни писали, сколько бы мы ни выступали, ничего не меняется. Я понял, что правозащитные методы борьбы за восстановление гражданских прав исчерпаны. И думаю, что все-таки нужно попытаться использовать политические методы, чтобы изменить ситуацию, – отметил Максим Шевченко.
​Правозащитные методы борьбы за восстановление гражданских прав исчерпаны
– Даже если я не выиграю, в ходе выборов, в дискуссиях с моими оппонентами, будет сформулирована политическая повестка, которая станет началом серьезных перемен не только в Дагестане, но и во всей Российской Федерации. Хотя, скажу честно, я настроен на победу. Да и как участвовать в выборах, если не настроен на победу?
Поэтому я пришел к решению, что нужно выдвигаться, попытаться получить доверие дагестанцев и собрать подписи. Для того, чтобы зарегистрироваться кандидатом, мне необходимо собрать 18 тысяч подписей. Если получится это сделать, а я, безусловно, рассчитываю на то, что дагестанцы окажут мне такое доверие, то борьба уже станет серьезной и можно будет излагать свою программу.
Я постараюсь приехать во все крупные села моего избирательного округа, не буду вылезать из машины, постараюсь переговорить и выслушать каждого человека, кто пожелает этого.
Шевченко считает, что у республики есть большой потенциал для развития демократии, во многом благодаря стремлению ее жителей быть свободными. Именно это делает регион привлекательным:
«Я верю, что здесь возможен свободный выбор людей. Верю, что как бы людей ни запугивали, ни подкупали и ни принуждали, граждане будут голосовать и умом, и сердцем.
Дагестан – одно из самых демократических по своему потенциалу пространств в России. Здесь свободная пресса, оплаченная кровью наших товарищей, свобода борьбы за религиозные права людей, которых преследуют и прессуют за их убеждения. Дагестанцы – люди внутренне свободные, особенно те, кто находит себе силу и смелость быть собой.
Дагестан – одно из самых демократических по своему потенциалу пространств в России
Но есть еще одна причина, почему я выбрал именно Дагестан. Социальная деградация Кавказа в целом и Дагестана в частности дошла до предела. Я не вижу, чтобы что-то здесь делалось для людей. Кроме того, что сами граждане делают для себя – как, например, захотели построить школу и сами же ее построили. А в остальном становится только хуже.
Я считаю, не заслужил этого Дагестан. И думаю, если удастся изменить ситуацию в самом сложном регионе, то и во всей стране это удастся».
 
«Не желаю успехов только ЛДПР»
Шевченко не считает оппонентов противниками. Предвыборную кампанию и дискуссии намерен, по его словам, вести достойно. Но подчеркивает, что люди, которые под политическими лозунгами вредят стране, сталкивая народы между собой, и откровенно способствуют экстремизму, для него – враги.  
«Среди моих политических оппонентов нет людей, к которым я бы плохо относился. Каждый из них является выдающимся человеком или в бизнесе, или в спорте, или в политике. Я считаю, здесь нет места какой-то вражде или войне», – пояснил Шевченко.
 
Дагестан устал от конфликтов, поэтому – только дискуссии и конкуренция
– Со своей стороны, хочу отметить, что даже если меня будут провоцировать, то никаких выпадов в адрес оппонентов с моей стороны не будет. Дагестан устал от конфликтов, поэтому – только дискуссии и конкуренция, которая дает возможность нам всем сформулировать политическую повестку развития. С этим предложением я хочу обратиться к моим коллегам, оппонентам: давайте вместе работать над этим.
Единственная партия, которой я не желаю успехов, это ЛДПР. Я не забуду мою дискуссию с Жириновским, безусловно, человеком с выдающимися интеллектуальными способностями, но который до сих пор не извинился за предложение огородить Кавказ колючей проволокой и ограничить рождаемость кавказцев.
Те, кто сеет рознь, межнациональные конфликты, содействует экстремизму, и разрушает нашу страну, для меня – политические противники и враги.
Участники пресс-конференции напомнили будущему кандидату, что это Кавказ, тут все непросто, особенно выборы. По мнению журналистов, может случиться так, что избирательная компания не будет эталоном честности и прозрачности. Но Шевченко с этими доводами не согласился:
«Уровень конкуренции сейчас очень высокий. Но разве не этого мы все хотели? Разве не надоело нам, что всегда были известны результаты выборов? Кто-то полагает что результаты и сейчас заранее известны. Но я сразу скажу, что это ошибочное мнение. Борьба будет достаточно принципиальной.
Думаю, что если мы не допустим фальсификаций, то их и не будет. Да я не верю, что власть решится на откровенные фальсификации. Возможно, будет попытка давления на бюджетников, но я не вижу в этом ничего страшного. Считаю это нормально, власть, таким образом, отстаивает интересы своей партии.
Но дело в том, что бюджетников в моем избирательном округе немного, поэтому запугать и надавить на людей не получится».  
 
Не верю, что власть решится на откровенные фальсификации
«Боролся и буду бороться против произвола»
Шевченко также считает, что дагестанскому народу уже пора отказываться от старых привычек.
«Голосование десятилетиями за «своих» не привело к хорошим переменам. И свои ли они?  Я думаю, что пришло время голосовать за принципы, а не за «тухумных» представителей, – подчеркнул правозащитник. – Хочу отметить, что я тоже являюсь представителем дагестанской национальности, которая проживает в республике. И считаю, что дагестанцы могут доверять мне еще и потому, что я ни от кого не завишу, могу говорить то, что думаю, и всегда это буду делать, могу найти общий язык со всеми, кроме откровенных убийц и подлецов. Я желаю быть кандидатом мира и согласия, а не конфронтации – Дагестан устал от этого».
 
Я ни от кого не завишу, могу говорить то, что думаю, и всегда это буду делать
«Что касается разочарования по итогам выборов, если не получится добиться цели, то нужно сказать, что я столько тут близких потерял, столько сталкивался с произволом, с беззаконием, что перспективой стать депутатом я и не очарован. Я просто считаю, что можно изменить что-то к лучшему и хочу это сделать», – добавил Шевченко, отвечая на реплику о разочаровании в случае возможного поражения.
Участники пресс-конференции спросили Шевченко о причинах его яростной борьбы с правоохранительными структурами. На что он ответил, что нарушение прав граждан и репрессии невиновных нельзя преподносить как правомерные действия. И предложил реально заниматься профилактикой преступлений, в чем готов оказать активное содействие.
«Я боролся и буду бороться против произвола в области правоприменительной практики. Я почитаю тех, кто погиб в борьбе с терроризмом. Но экстремизм – это другое дело. Я являюсь решительным противником закона об экстремизме в Российской Федерации», – заявил Шевченко. 
 
Я являюсь решительным противником закона об экстремизме в Российской Федерации
– Если человек совершил преступление, то уж потрудитесь дать четкое объяснение, за что его надо преследовать. Я против того, чтобы человека преследовали за неправильные высказывания. Если кто-то подталкивает людей к преступлению, то это совсем другая квалификация дела.
Министр внутренних дел Дагестана говорит, что на профучет поставлено 20 тысяч человек. Результат этих репрессий – в ИГИЛ (организация запрещена в РФ – прим. ред.) из республики сбежало около тысячи человек. Разве нужно наказывать граждан за то, что они стали верующими, перестали пить, ходят в мечеть?
Но я ни в коем случае не являюсь врагом министерства внутренних дел, уважаю министра Абдурашида Магомедова за его принципиальную позицию в борьбе с терроризмом. Только я говорил и буду говорить как правозащитник, что правоприменительная практика закона об экстремизме – противоправная. И даже если права одного человека нарушаются, это повод для нас с вами обеспокоиться и не молчать.
Борьба с экстремизмом должна вестись другими способами. Профучет необходим, но давайте заниматься профилактикой, а не преследованием граждан. И я готов помочь создать в Дагестане реальную систему профилактики».
Завершая выступление Шевченко заявил, что каждый желающий может помочь ему в предвыборной кампании, и он будет рад любой поддержке. 
Текст и фото: 
Фаина Качабекова