Информационно-аналитический центр "Ракурс"
 

№164 Май 2014

№ 102

Независимая правозащитная газета Учредитель - Дагестанская региональная общественная организация Информационно-аналитический Центр «Ракурс», г. Махачкала.

Скачать полную версию в pdf-формате.

 

В Дагестане отменяют закон о запрете ваххабизма

26.05.2014

 В Дагестане готовят законопроект «О профилактике экстремистской деятельности в Республике Дагестан». На официальном сайте Народного собрания Дагестана опубликован соответствующий законопроект. Примечательно то, что этот закон признает утратившим силу закон Республики Дагестан от 22 сентября 1999 года «О запрете ваххабистской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан», который в последние годы вызывал много обсуждений. Многие религиозные деятели, юристы и общественные деятели считали закон не соответствующим Конституции, а сторонники закона говорили, что его отмена будет означать разрешение радикализма в республике.

 
Закон ради закона
При более внимательном ознакомлении складывается ощущение, что вновь принимаемый закон «О профилактике экстремистской деятельности в Республике Дагестана» в большей части принимается как раз для того, чтобы отменить «антивахабистский» закон. В пояснительной записке к законопроекту нет никакого обоснования необходимости его принятия, кроме как необходимости заменить им предыдущий похожий на него закон. Получается, закон ради закона.
Основная цель принятия закона, как говорится в самом законопроекте, «со дня вступления в силу настоящего Закона признать утратившими силу: Закон Республики Дагестан от 22 сентября 1999 года № 15 «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» (в ред. от 09.03.2007 г.) (Собрание законодательства Республики Дагестан, 1999, № 9, ст. 3290)», - говорится в законе. Какая есть необходимость подменять один закон другим, непонятно. Может быть, у этого закона и есть какая-то другая цель, но о ней - ни слова ни в самом законопроекте, ни в пояснительной записке к ней.
 
Что же такое «антиваххабистский закон»?
Закон «О запрете ваххабистской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» был принят на волне событий 1999 года, когда на Дагестан напали отряды боевиков из Чечни. В 2000 году Народное собрание Республики Дагестан выступило с законодательной инициативой о принятии федерального «антиваххабитского» закона, по аналогии с законом Республики Дагестан от 22 сентября 1999 года №15 «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы, рассмотрев вопрос с участием соответствующих экспертов, отказал парламенту республики в реализации законодательной инициативы с формулировкой о невозможности правового запрета религиозного течения, которое имеет свою длительную историю. Кроме того, не были выявлены особые признаки ваххабитской экстремистской деятельности, которые позволили бы отличать ее от иных форм экстремизма.
То есть закон не прошел проверку в Госдуме, так как инициаторы общероссийского закона не смогли объяснить, что такое «ваххабизм» и посчитали, что нельзя запретить религиозное течение. А в Дагестане это поняли только через 15 лет.
По мнению кандидата исторических наук, исламоведа Магомеда Нугаева, «Закон о запрете ваххабизма» с самого начала противоречил основополагающему принципу Конституции РФ о свободе совести. «Как мы можем запретить ваххабизм, если даже сами толком не знаем, что это такое. В научных кругах нет четкого определения данного термина. В Дагестане, да и во всей России, понятие «ваххабист» имеет явно негативную окраску из-за того, что государственные и прогосударственные религиозные СМИ вешали этот ярлык на любого противника. Помню, был случай, когда один из лидеров Духовного управления мусульман Европейской части России назвал представителя Духовного управления мусульман Сибири ваххабистом. То есть, это стало каким-то ругательным словом без четкого определения и понимания», - отметил ученый. По его мнению, отмена этого закона является давно назревшей необходимостью. 
Рамазан Раджабов 
для «Джурмутский курьер»