Информационно-аналитический центр "Ракурс"
 

№160 Март 2014

№ 102

Независимая правозащитная газета Учредитель - Дагестанская региональная общественная организация Информационно-аналитический Центр «Ракурс», г. Махачкала.

Скачать полную версию в pdf-формате.

 

Попасть и не пропасть

Как известно, места лишения свободы как в зеркале отображают общество, в котором мы живем. В народе говорят «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Так что, как бы мы ни пытались дистанцироваться от всего того, что, в общем, называется «тюрьмой», ничего у нас не получится. Мне могут возразить, дескать, ни я, ни мои родственники ничего общего ни с криминалом, ни, тем более, с местами лишениями свободы не имеют, это не про нас. Но они ошибаются. Даже если исходить из нашей ментальности. А, если взять хотя бы один пример из миллионов, то и вовсе. А вот вам и пример.
Вы - честный, законопослушный гражданин, под стать вам и близкие родственники, и вдруг беда. Сын, племянник или брат совершили наезд на пешехода со смертельным исходом. Были трезвы, соблюдали правила дорожного движения и, казалось бы, в принципе, не виновны. Но родственники покойного (которые оказались круче вас по всем жизненным пунктам) настояли на обвинительном заключении. Да и со смертельным исходом, как бы ты ни был прав, это почти всегда срок заключения.
И вот (не дай никому Бог) ваш близкий оказался в местах лишения свободы. Как вы в этом случае будете смотреть на все то, что происходит вокруг и около этого серого, печального, часто загадочного сооружения под названием ТЮРЬМА? Уверен, с печальным интересом, и не только. Хотя совсем недавно даже в самом страшном сне не могли представить себе ничего подобного. Такова жизнь! А теперь представьте, что помимо вас, человека, который старается сделать все возможное и невозможное для своего близкого родственника, кто-то еще старается сделать почти то же самое, но абсолютно на добровольной основе. О корыстности и речи быть не может. Причем во многих случаях помощи от таких людей бывает намного больше, чем от родственников, в силу их сплоченности. А объединяет этих людей человеколюбие, доброта, порядочность, сострадание и еще много того, что присуще ЧЕЛОВЕКУ. Организация, в которую входит эта когорта благородных, зовется «Общественный совет УФСИН по республике Дагестан». И, уверяю вас, это не громкие слова.
17 марта в конференц-зале УФСИН РД прошло заседание, на котором были подведены итоги работы Общественного совета за 2013 год и утвержден план работы на 2014-й. Было решено: в целях содействия получению образования осужденными посетить учреждения УИС республики, определить проблемные и социально значимые вопросы и пути их решения; в целях развития производства в учреждениях УИС, совершенствования трудовой адаптации осужденных и их профессиональной подготовки организовать встречу с руководством производственных объединений, корпораций, фирм для получения заказов учреждения УИС; в целях противодействия религиозно-экстремистским настроением в ИУ необходимо организовать проведение лекций и семинаров по духовной тематике.
Решались вопросы об оказании содействия в проведении спортивных мероприятий, соревнований по служебно-прикладным видам спорта, в организации и проведении мероприятий, посвященных победе в Великой Отечественной войне, для ветеранов ВОВ УФСИН России по РД, вопрос по привлечению спонсорской помощи и призового фонда для победителей соревнований.
Я так подробно описал повестку дня заседания, уверенный в том, что многие родственники осужденных не то что не знают, но даже и не догадываются о существовании Общественного совета ФСИН. Возможно, у граждан, чьи родственники находятся в местах лишения свободы, также есть что предложить совету. Мы будем этому только рады. Вот телефон председателя совета Гасана Бутаевича Айгунова: 8-928-524-45-02. Он будет рад вас выслушать.
Еще немного информации для родственников осужденных. Я не зря в самом начале публикации упомянул о ментальности нашего народа. Она, согласитесь, касается всех слоев общества без исключения. То есть, те, кто находится в заключении, и те, кто призван их охранять, – дагестанцы.
Начиная с 1961 года, мне пришлось побывать во многих пенитенциарных учреждениях СССР и России как будучи арестантом, так и в качестве журналиста, писателя и консультанта Центра уголовного правосудия России. И вот что я вам скажу. Ни в одном регионе даже того огромного СССР (разве что исключение составляет туберкулезная колония в грузинском городе Ксани) не было и нет на сегодня пенитенциарных учреждений, подобных дагестанским. Это я вам говорю с полной ответственностью. И львиная доля заслуг в этом сотрудников УФСИН республики. А заслуги эти напрямую связаны именно с менталитетом нашего народа.
Когда-то в молодости я был очевидцем такого разговора. Камера СИЗО, вор в законе спрашивает у «первоходов»: «Как вы думаете, какую тюрьму можно назвать хорошей?» В известном смысле, конечно. Тут посыпались ответы, типа там, где присутствует воровской ход, где нет беспредела и т. п. Вор внимательно всех выслушал, а потом ответил: «Все вы неправы». Тюрьма хорошей считается лишь в том случае, если в ней вдоволь хлеба.
Те, кто в теме, да и не только они, слышат и читают в Интернете о том, что творится в колониях центральной и северной части России. Массовый суицид, голодовки, членовредительство и т. д. В чем причина? Почему в дагестанских колониях, а у нас их шесть, такого не было никогда? Для того чтобы не давать сухой ответ, опять приведу пример.
Приезжает мама осужденного из горного села, чтобы передать передачу сыну. Конечно же, это могут сделать и более молодые родственники, но мать есть мать. А привезла эта мать продуктов «вагон и маленькую тележку». Ясное дело, столько не положено по закону. И вот тут вступает в силу наша ментальность. В данный момент она заложена в простых словах, обращенных к тем из сотрудников, кто принимает передачу: «Сынок, родной, у тебя ведь тоже есть мать, а если бы она была на моем месте, не дай Аллах? Ну, прими, пожалуйста. Себе тоже возьми, на здоровье». Эти и им подобные мольбы матери не оставят никого равнодушным. И хоть сотрудника за нарушение закона могут выгнать с работы, он все равно примет эту передачу. Начальник, узнав об этом, вызовет его «на ковер», будет песочить, вынесет выговор и т. п. взыскания, но на работе оставит. Казалось бы, нарушения налицо на всех уровнях. Но есть у нас такие волшебные слова, как баракат, намус и им подобные. И истый дагестанец скорей умрет, чем пренебрежет этими понятиями. И это отнюдь не пафосные тирады. Зайдите в любую колонию Дагестана. В вестибюлях висят целые туши сушеного мяса, колбасы, курдюка. Я уже не говорю о содержимом холодильников.
В этом же случае, что и с дагестанской старушкой у пункта передач, мать осужденного свердловчанина или хабаровчанина просит принять передачу, которая превышает несколько килограммов. Кроме ответа «не положено», другого вы не услышите. Приди она хоть с другого полушария, это никого не касается. Не положено - и все тут! Помимо этой, есть еще масса причин, по которым осужденные со всей России считают за счастье попасть в любую из дагестанских колоний. Так было, так есть и, дай Бог, чтобы так было.
Зная о том, каково живется заключенным в других регионах страны, на последнем заседании мы решили также посещать и те из них, где отбывают заключение дагестанцы.
Заур Зугумов